• FRANT zOA29HuqRWcТеатр кукол «Франт» начинает приём новогодних заявок

    Не смотря на то, что до нового года остается еще больше двух месяцев, сюрпризы и сказки для маленьких гостей готовятся заранее. Так, представление «Тайна Королевской елки» состоится с 21 по 30 декабря 2017 года и с 3 по 7 января 2018 года в ДК железнодорожников по адресу: Муром. Ул. Привокзальная дом 4.

    Прокомментируй первым! Прочитано 142 раз Подробнее ...
  • FRANT zOA29HuqRWcРешил всё-таки Алёша Пеночкин пойти в школу

    А всё потому, что Золотая Рыбка выполнила главное его желание. Освободила его от подготовки к школе и посещению в ней скучных и не нужных шестилетнему Алёше уроков. Ему интереснее было проводить время с тараканами, которые целыми днями бегают, прыгают, а не изучают какие-то скучные буквы с цифрами. Рыбка согласилась исполнить только одно желание, потому что невод Алёша не сплёл, в море три раза не закидывал, рыбку не ловил. Вот рыбка и «подарила» ему тыкву вместо головы.

    Прокомментируй первым! Прочитано 147 раз Подробнее ...
  • 1 P 7FzH gEYoПервый фестиваль самобытной культуры «Россию строят мужики» в Муроме

    Любое дело требует навыков, терпения и сноровки. Вот и муромские ребятишки 16 сентября 2017 года в Доме народного творчества под присмотром родителей примеряли шлемы ратоборцев, крутили старинный гончарный круг под приглядом Дмитрия Лебедева из Касимова, наблюдали за работой на самодельном лучковом токарном станке столяра Евгения Анчурина из Мурома, слушали народные песни, принимали участие в конкурсах на игровом поле «Богатырёв двор», где проходил фестиваль «Россию строят мужики». И у меня родился вопрос к директору ДНТ Барановой Александре Ивановне:

    Прокомментируй первым! Прочитано 157 раз Подробнее ...
Яндекс.Метрика
Вторник, 14 Март 2017 21:02

Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 2, глава 6. Музыкальная школа

Оцените материал
(10 голосов)

LeninDlokadn.h2.gl6Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 2, глава 6. Музыкальная школа

«… меня интересует и в то же время трогает и еще больше удивляет, отчего это маленькие дети меня так обожают? Они бегут ко мне, ласкаются, и их ясные душонки тянутся ко мне, как к свету. А между тем, я сама их люблю такой же объективной, если можно сказать, любовью, какой люблю природу, включая их в элементы красоты и естественности жизни. Но может быть, они чувствуют, как я отношусь к их детской чистоте, стараюсь не мять хрупкую чуткость их психологии, не задеть, не уколоть. Я уважаю их детство и, может быть, они это чувствуют и бессознательно ценят».
А.А.Епанчина «Воспоминания» Муром 2003. Стр. 89

Пролог

Инициатором организации муромской музыкальной школы для детей пролетариата в 1918 году выступил Зворыкин Владимир Петрович (1888-1961). Регент Благовещенского храма, дирижер симфонического оркестра городского театра, руководитель хора в Доме учителя, преподаватель пения и музыки в различных учреждениях Мурома и теории в музыкальной школе 1949 года – это из памяти очевидцев. Образование получал в реальном училище Мурома и музыкально-драматическом училище Московского филармонического общества.

Директором школы, по рекомендации Зворыкина В.П., был назначен слепой музыкант Валёнков Пётр Кузьмич (1877-1943). Школа имела богатый набор инструментов, конфискованных из богатых домов. Но из-за финансовых возможностей родителей просуществовала три года, потому что в неё принимали только детей рабочих и крестьян. В январе 1921 года числилось 250 учеников, но это был последний учебный год в школе. Для детей «бывших» путь в пролетарские художественные учебные заведения был закрыт, для них были доступны только частные преподаватели.

Слепой музыкант Валёнков П.К.

LeninDlokadn.h2.gl6 -21Валёнков П.К. родился в Меленках. В детстве потерял оба глаза, но виртуозно научился играть на гармони – подарке дяди. С 8 лет отправлен на обучение в Петербургское училище для слепых, в котором учили игре на различных музыкальных инструментах. По окончанию училища остался в нём и одновременно учился теории музыки и гармонии у профессора консерватории Я.Я.Витол (Язепс Витолс (Иосиф Иванович Витоль) – латв. композитор, критик, муз.педагог). В 1899 году, приехав к сестре, по случаю приезда в Муром столичного тенора Собинова Леонида Витальевича, аккомпанировал ему на концерте. С 1908 года работал в Петербурге тапёром в кинотеатре и музыкантом в оркестре.

В 1918 году от Гражданской войны и голода переезжает с семьёй из Петербурга в Муром. Знаком с Зворыкиным В.П. с момента приезда в 1911 году в отпуск к сестре. Как тесен мир и как невидимыми нитями паутины идей и дел тесно переплетены в нём судьбы людей разных поколений. По воспоминаниям Зворыкина, он высоко ценил профессиональные советы Валёнкова. А Пётр Кузьмич, переехав в Муром, параллельно успевал работать в нескольких местах. Драмтеатр, кинотеатр, детдом, руководитель хора в приёмнике распределителе. Столовая № 1 Ленского, ресторан «Повар». Клуб «Динамо», клуб ОГПУ, клуб «Красных бойцов, руководитель муромского радиоузла. Без его участия не обходился ни один городской концерт или выступление солистов.

Директор музыкальной школы Епанчина А.А.

О ком-то скажешь: «Родился, учился, женился…», ну и парочку привычных слов об успехах с достижениями, а больше и сказать нечего. А про Анну Алексеевну, и таких людей на моём пути можно по пальцам пересчитать, те же казённые слова наполняются эмоциями и вырываются из уст только в превосходной степени. Легендарная личность. Вершитель человеческих судеб в отдельно взятом городе. Полвека посвятила себя не только музыкальному просвещению, но и морально-нравственному наполнению своих учеников и знакомых. К ней притягивало не только как к профессионалу, учителю, но и как к человеку, от общения с которым заражаешься созидательными мыслями. Внучка адмирала, дочь тайного советника, выпускница консерватории – это ещё не суть мировоззрения – это только титул. О воспитании и обучении дворянских детей от Митрофанушки в семье Скотининых и Простаковых Фонвизина до Алексея Турбина Булгакова, от Стёпки-балбеса Салтыкова-Щедрина до князя Андрея Болконского Льва Толстого классиками русской литературы написано много.

Но одно дело искать идеальных героев в литературе, и совсем другое жить с ними в одном пространстве, с их помощью расширять свой кругозор. Анна Алексеевна «вписывала» своё мировоззрение с элементами порядочности, человечности, высокой нравственности ежедневно в души своих учеников. Есть хорошая поговорка: «Рыбак рыбака видит издалека». Талантливый, трудоспособный человек, требуя от других, требует, прежде всего, от себя, отсюда его окружают только одарённые люди. Бездарь же всего и всегда требует от других. Пятёрка с плюсом на экзамене по гармонии в музыкальном училище в 1935 году стала для Анны Алексеевны стимулом к выбору профессии и поступлению в консерваторию. Встреча с ней детей Мурома открыла многим путь в профессию и мир музыки. И в памяти учеников она осталась добрым, щедрым, искренним оптимистом.

И именно природный оптимизм, воспитание в семье, церковь, вера в людей и поддержка сводной сестры Надежды Алексеевны с высланными в Муром обитателями Воскресенско-Покровского монастыря, подробности о которых нахожу в книге «Воспоминания», помогли не растерять душу от блокады, колхозных дрязг и заводской кутерьмы. «Одиночество и ощущение того, что ты никому не нужен, — самый ужасный вид нищеты», — говорила католическая монахиня Мать Тереза. Она была убеждена, что если голодного не накормит, больного не подлечить, а беспризорника не приютить, то человек никогда не будет счастлив. В Муроме перед Анной Алексеевной не захлопнули дверь, хотя лишний рот в военное время радости не вызывал; нашли приют на улице Советская, 35, помогли устроиться на работу в солдатскую столовую. Работа посудомойки тоже была не из лёгких, но ушли в прошлое и унижения в тамбовской деревне Моисеево-Алабушка, и грохот заводского цеха в Электростали. Да и перспектива «протянуть ноги» с голоду ушла на задний план.

В октябре она отправится на заготовку дров в Венец в ботинках на деревянной подошве и в старом салопе хозяйки квартиры Клавдии Ивановны Антоновой. В тот момент и в мыслях не было, что через месяц судьба повернётся к ней лицом. Она пишет, что кто-то доложил о ней заведующему отдела народного образования Наумову Николаю Васильевичу, а тот отправил её учить детей музыке в женскую школу № 12, часть классов которой располагалась в школе медсестёр по адресу Красноармейская, 27. А в это время в Горьком решалась судьба музыкальной школы. В записях Анна Алексеевна благодарит за поддержку в период становления школы Наумова Н.В. и председателя исполкома Языкова Сергея Михайловича. Но будет несправедливо пройти мимо ещё одного имени, первого секретаря ГК КПСС Москвина Василия Афанасьевича (1904 – 1948), который всю войну возглавлял горком, а значит и брал на себя ответственность за жизнь в городе и за его жителей. Тем более, что Лариса Васильевна Пронь, дочь Василия Афанасьевича, вспоминает слова благодарности Анны Алексеевны в адрес её отца за помощь в выживании.

Если о расправе с обитателями Воскресенско-Покровского монастыря в Гатчине Анна Алексеевна написала более-менее подробно, то о сложностях своего общения с властями не написала ни слова. Как в НКВД расправлялись с нарушителями спокойной жизни в стране, написано много. За колоски с поля, за опоздание на работу сажали на конкретный срок и по анонимным доносам не только на лесоповал отправляли, но и жизни лишали. У Анны Алексеевны проблем с НКВД, думаю, было немало.

Она назовёт «фантастически смелым и непродуманным» бегство из Электростали 7 сентября и прибытие в Муром 9 сентября 1943 года. Сбежала в военное время с военного завода, под вымышленной фамилией. И, думаю, не могла не попасть под прицел органов. К тому же её устроили работать в солдатскую столовую, а воинские части были под их пристальным вниманием. А когда не член КПСС будет утверждена в должности директора идеологического учебного заведения, то это вообще за гранью реальности. Кто ещё, кроме секретаря горкома, мог взять на себя ответственность за нарушителя многих статей закона и стать для неё Ангелом-хранителем? Подробностей мы уже не узнаем, но не случайно, через много лет, уже выйдя на пенсию, она назовёт это бегство безрассудным.

И это легкомыслие, а вернее её появление в нашем городе, обернулось не только неожиданным разворотом судьбы для Анны Алексеевны, но и ценным приобретением для Мурома. 9 сентября в 23 часа вышла из вагона на станции Муром 2. Трудоустроена в солдатскую столовую. В начале октября отправлена на заготовку дров. В ноябре уже сидела в классе женской школы № 12. 10 ноября Горьковским областным исполкомом принято решение за № 1982 об открытии в Муроме музыкальной школы, а 10 декабря приказом № 1 Муромского исполкома директором школы назначена Епанчина А.А. Для занятий выделены 2 комнаты на ул. Ленина, 17 в Доме пионеров, возродившим свою работу после большого перерыва.

На приемных экзаменах 31 января 1944 года было принято 56 человек по классу фортепиано (приказ №8 от 8 февраля 1944 года). 1 февраля 1944 года начались занятия. А потом начнётся жизнь, которая в моём воображении перекликается с жизнью моего земляка, Валёнкова П.К., только в разных временных рамках. Оба пианисты и высокого класса специалисты. Оба приехали из Петербурга – Ленинграда. Он возглавил музыкальную школу в Гражданскую войну, она – в Отечественную. В местах работы Петра Кузьмича после его смерти востребована Анна Алексеевна. Первые ноты для школы Анна Алексеевна приобрела у вдовы Валёнкова П.К. История пошла вверх по спирали?

В быту Анна Алексеевна была неприхотлитва, поэтому прошла по жизни с лозунгом – «довольствоваться только самым необходимым». В письме к двоюродной сестре из Электростали читаю про приобретение чайника: «Наш лозунг – «ничего лишнего», в том числе мое равнодушие к «суете мирской» и вражды к ненужным вещам получило полное удовлетворение». В начальном периоде жизни в Муроме будет «горбатый диван с кипятком по вечерам за 50 рублей в месяц», в 1947 году какое-то время проживёт в кладовке Дома пионеров, но детали этого периода остались не написанными. Только в 1963 году бытовые проблемы уйдут на задний план, потому что она получила двухкомнатную квартиру в «хрущёвке» на Московской, 37а.

LeninDlokadn.h2.gl6-13LeninDlokadn.h2.gl6-14

ФОТО: В гостях съёмочная группа Горьковского телевидения 18 февраля 1995 года и фотография 1994 года.

Двери этой квартиры будут открыты для всех. Мебели мало, но зато на стенах живописные композиции и фотографии родственников. Книги по всем стенам, старенькое пианино, огромное кресло с огромной собакой Лапочкой и уютное состояние. Обязательный атрибут – чай. Но этот быт будет утверждаться через 20 лет, а с конца 1943 до окончания войны будет сложный процесс организации учебного процесса и решения хозяйственных вопросов в школе. Не было музыкальных инструментов и нот. Было всего два старых рояля. Учителя, дающие частные уроки, отказались работать в музыкальной школе. Ноты Валёнкова П.К. мало подходили для первой стадии обучения.

В Доме пионеров» не было дров. Занимались в зимних пальто, в валенках, пальцы мерзли. Около роялей стояли печки-времянки и учащиеся, приходя на урок, приносили с собой по одному полену. Одним из «носителей дров» был будущий тесть будущего выпускника, педагога, парторга и директора музыкальной школы № 1 Чегодаева В.Л. – Петров Юрий (Рюрик) Серафимович. Уроки часто срывались или менялось расписание из-за многочисленных мероприятий Дома пионеров. Но оптимизма Анне Алексеевне не занимать. И зная её умение «из всего извлекать полезное и приятное», и заражать оптимизмом окружающих, нахожу подтверждение этому в письме от 9 января 1944 года подруге по музыкальному училищу:

«...успела переменить два места жительства и три места работы – завод, столовая (работала в ней кухонным мужиком), а теперь аз есмь Глазунов! Ей, Богу, так! Т.е. аз есмь директор здешней вновь открывающейся детской музыкальной школы. Посадили меня на это кляузное дело – ремонт тянется, каждый гвоздь, каждый кирпич или литр олифы - за всем ходишь, ходишь, как окаянный. Словом, уйма новых, незнакомых, сложных обязанностей и дел. А там еще рояли перевозить, педагогов нанимать. Кроме того, дрова, табуретки, лампочки и провода….(Pardon, но после тамбовских колхозов и завода я привыкла иногда невольно, но очень по-русски выражаться). Кроме того, в средней школе преподаю хоровое пение (довольно удачно) и веду хоровой кружок (очень неудачно, т.к. девицы не хотят петь на два голоса и работать над отделкой вещей и пр.). Зато теперь своей директорской властью купила для школы нот на 2000 р. и, надеюсь, когда все образуется, наиграться».

И ещё два письма привлекли моё внимание. 1 апреля 1943 года из Электростали она сообщает двоюродной сестре «о царских условиях жизни» в городской квартире с водопроводом, после ночёвок «на чьих-то крыльцах» в Алабушках.

«И все это – после деревенского рабства, диких условий, диких нравов и предрассудков. Знаешь, философы говорят, что человек сложное явление. И, несмотря на то, что я во многом изменилась, стала больше зубастой, настойчивой и решительной, но наряду со многим серьезным и грустным, я вполне сохранила свой неисчерпаемый оптимизм и известную долю легкомыслия».

Но не за «зубастость и известную долю легкомыслия», и с этим согласны все её выпускники – педагоги школы искусств № 1, а «за настойчивость, решительность и неисчерпаемый оптимизм» руководство города с заведующим отдела народного образования Николаем Васильевичем Наумовым, будущим зам.министра народного образования, отправляют Анну Алексеевну в дальнюю дорогу мира музыки и людской радости. И это подтверждает сама Анна Алексеевна письмом от 2 апреля 1944 года:

«Работа идет на всех парах. Готовились к смотру то целыми дням, то с прохладцем, ну, а последнюю неделю прямо захлебывались. В качестве скорой помощи меня пригласили готовить к смотру мужскую среднюю школу, там был хор, сольное пение, монтаж. В женской средней школе, кроме этого, были еще танцы сольные и массовые, физкультура, вольные движения. Нот, конечно, никаких, все пришлось аккомпанировать на слушок. Да еще одна девушка из 9-го класса разучивала «Думку Тараса» Мусоргского и потеряла ноты. Пришлось и ей аккомпанировать на память. В результате женская средняя школа оказалась на первом месте, а мужская – на втором. Теперь нас затаскали по концертам, причем, иногда в места, где нет рояля. А самый комический случай произошёл в Доме партийного просвещения. Была лекция. Затем начали концерт и обнаружили, что рояль заперт и ключа нет. Его безнадежно искали, даже предлагали ключи от квартир. В это время чтецы читали все стихотворения подряд, а певцы стояли с глупым видом, но рояль так и не удалось открыть. Петь пришлось «под сухую». Я от злости вспомнила весь тамбовский лексикон».

LeninDlokadn.h2.gl6-18LeninDlokadn.h2.gl6-17

LeninDlokadn.h2.gl6-1LeninDlokadn.h2.gl6-2

LeninDlokadn.h2.gl6 - 20LeninDlokadn.h2.gl6 -19

ФОТО: Дом политпросвещения, Дом пионеров (Дом учителя) на улице Ленина 20-е - 60-е годы и сегодня. Дом с мезонином на улице Губкина, 13 в 1949 и 2016 гг. Детская школа искусств на улице Филатова, 11 в 2014 году.

Становление и развитие школы

1944 год будет отмечен огромной текучестью учащихся из-за непонимания родителями и учениками процесса обучения, да и материальный вопрос был не на последнем месте. В сентябре, в связи с переходом Мурома во Владимирскую область, школа перейдёт в подчинение Владимирского областного отдела культуры. 1 февраля 1945 года на работу оформилась Писарева Мария Ивановна, и в тот же период в плане работы клуба училища связи на апрель 1945 года вижу имя Епанчиной А.А., как руководителя группы сольного пения. В апреле 1946 года школа приобретает первое «собственное» пианино, а 25 мая в школу поступил педагог-скрипач Усов Алексей Ефимович. Осенью 1947 года при детской школе открываются вечерние курсы для взрослых.

В ноябре 1948 года А.А. Епанчина покидает пост директора, в декабре рожает Сашу, а на должность директора утверждают А.Е.Усова. Анна Алексеевна остаётся педагогом по сольфеджио, музыкальной литературе, по классу фортепьяно и библиотекарем. В общеобразовательных школах, училище связи, городском драмтеатре, филиалах музыкальной школы и других коллективах, где требовался профессиональный аккомпаниатор или собеседник, Анна Алексеевна будет востребована долгие годы. Даже уйдя на пенсию, она будет продолжать обучать взрослых людей на вечернем отделении музыкальной школы.

С 1 февраля 1949 года на работу оформляется бывший регент, знаток хорового дела Зворыкин В.П., а весной школа переезжает в двухэтажный дом с мезонином на Губкина, 13 (бывш. пер. Мечникова), в которой школа проживёт 10 лет. И этот переезд Анна Алексеевна назовёт праздником, потому что большое количество комнат дало возможность вводить твёрдое расписание и групповые занятия.

Не меньшим праздником будет и переезд в 1959 году на улицу Железнодорожная (Филатова), 11 в только что построенное двухэтажное здание. В 1974 году в соседней трёхэтажке, там сейчас располагается кафе «Три звёздочки», поселится художественная школа. И два коллектива будут проводить совместные мероприятия. Дети - художники будут знакомится с миром музыки, а дети – музыканты любоваться творчеством художников. И некоторые ребята будут совмещать учёбу в «художке» и в «музыкалке». Утверждаю, потому что три художника-музыканта успевали не только проявлять свой талант и в своих общеобразовательных школах, но и играть в театральном коллективе «Контакт».

В 1950 году школа приобретает второе пианино и выпускает первых 6 учеников по классу фортепиано. С 1951 года приходят педагоги, которые составят костяк школы. Усов Георгий Александрович – сольфеджио, фортепиано. Куфтырёв Вячеслав Алексеевич - баян, аккордеон. В 1952 году приходит выпускник Ивановского музыкального училища и филологического факультета МГУ Владислав Петрович Рыбаков. Выпускники школы 16 (бывшее реальное училище), педучилища и музыкальной школы 1958 года, вспоминают его не только как педагога от Бога, но и как ходячую энциклопедию. В 1952 году открылся филиал школы на Вербовском, который с 1968 года стал самостоятельной школой № 2.

В 1953 году пришла Усова Тамара Гавриловна. В 1956 году стала руководить хором работников просвещения, который в 1962 году слился с хором Дворца культуры им. 1100-летия г.Мурома, слава о котором разнеслась за пределы области. В том же году было положено начало ансамблю скрипачей, который организовал и вел А.Е. Усов. Возникли первые ансамбли баянистов. С 1954 года в школе стали работать баянист Касьянов Николай Михайлович и виолончелист Костерин Виктор Андреевич. В феврале 1954 года школа отметила свое десятилетие, а в июне в Доме офицеров был дан большой концерт, посвященный 150-летию со дня рождения композитора Глинки. В 1955 году на работу пришли Петрунин Александр Григорьевич, Коротнева Татьяна Михайловна, Овечкина Римма Алексеевна, в 1958 году ряды педагогов вольётся Третьяков Константин Григорьевич. Перечисление этих имён делаю не только ради освежения памяти выпускников, но и потому, что в этих именах присутствуют мысли, эмоции и частичка души Анны Алексеевны, как хранительницы очага музыкальной школы.

LeninDlokadn.h2.gl6-7LeninDlokadn.h2.gl6-8

ФОТО: С учениками в 1945 году, с сыном на прогулке в 1950-е.

LeninDlokadn.h2.gl6-15

LeninDlokadn.h2.gl6-16

ФОТО: Саша за инструментом на Филатова в 1960-х, с верующими на территории Спасо-Преображенского монастыря 18 августа 1998 г.

В афишах, программках огромного количества концертов в городе, сёлах, на сценах других городов - почти везде присутствует имя А.А. Епанчиной . Музыкальные лектории, вечера памяти композиторов, встречи в школах обязательно сопровождались её игрой на фортепиано. И слушатели не просто слушали музыку, а начинали понимать её. Вступительные беседы Анны Алексеевны перед сеансами фильмов-опер, организованных городским отделм культуры с 1964 по 1977 год и куда водили школьников классами, заставляли зрителей смотреть фильмы её глазами, которая простым языком объясняла на что обращать внимание. И после этого дети начинали понимать оперу. Это не мои фантазии, а эмоциональная память зрителей тех сеансов.

Воспитывать сердцем

LeninDlokadn.h2.gl6-4LeninDlokadn.h2.gl6-3

LeninDlokadn.h2.gl6-5LeninDlokadn.h2.gl6-6

ФОТО: С трио: Валентином и Григорием Фейгиными - скрипка и виолончель, Орий Жуков - фортепиано 1966 год. С коллегами на фотографиях с 1955 по 1975 гг.

Это характеристика своего учителя ушедшей из жизни в апреле прошлого года Славянской Татьяны Алексеевны, которая видела в отношении Анны Алексеевны к окружающим не только мысли о будущем своих выпускников, но и заботу о моральном облике народа. А руководитель ансамбля «Мурома» Черников Александр Евгеньевич с восхищением вспоминает её мастерство: «Под ее пальцами звучала такое форте и пиано, что казалось сам автор исполняет свои произведения. В жизни я знал только двух женщин похожих друг на друга масштабом знаний и умений. Это Анна Алексеевна Епанчина и Елена Сергеевна Коншина. Всем, кто знал Анну Алексеевну, она останется образцом интеллигентности, доброты и человечности».

Нина Сергеевна даёт мне статью профессора Московского педагогического университета Г. Цыпина «Главная задача учителя – духовное развитие учеников» о друге семьи Епанчиных, выпускнице музыкальной школы, Владимирского музыкального училища, Московской консерватории, бывшей заведующей историко – теоретического отделения регентской школы при Московской духовной академии, а сейчас доценте музыкального факультета МГПУ Елене Евгеньевне Володиной:

«Наверное, многие согласятся с тем, что работа учителя музыки в школе к числу лёгких и престижных не принадлежит. Скорее наоборот, надо быть большим энтузиастом, чтобы сознательно выбрать эту профессию и оставаться ей верным на протяжении многих лет…
Ученики Володиной рассказывают, что им навсегда запомнились её уроки, её спокойная, дружелюбная, ласковая манера общения с молодёжью. Такое нечасто можно встретить в педагогическом обиходе. Потому-то занятия Володиной и оставляют глубокий след в памяти её учеников».

Читаю статью, а в мыслях крутится, как будто списано с портрета Анны Алексеевны. И Нина Сергеевна до недавнего времени считала Елену Евгеньевну её ученицей, пока не прояснилось, что она ученица учеников Анны Алексеевны: Гальцевой Татьяны Михайловны и Соловьёвой Ольги Николаевны. Подробности роста Володиной Е.Е. выясняю у педагога Владимирского музыкального училища Коншиной Елены Сергеевны:

«Какой учитель, такие и ученики. Сашу Черникова, Лену Володину не просто помню, а горжусь, что они были и моими учениками. Считаю, что они хранят традиции воспитания и обучения, заложенные Анной Алексеевной… Не помню дословно, что сказала Анна Алексеевна в одну из встреч, но смысл таков: «Я вхожу в число тех четырёх процентов населения, которые любят свою профессию». И её ученики продолжают передавать эту любовь своим ученикам».

Об отношении Анны Алексеевны с сыном Александром Александровичем к религии я узнавал из неспешных бесед о музыке, театре, этикете, родословной, от встреч в Благовещенском храме. В 9 лет она не только начала заниматься музыкой, но и петь с монашками в церкви Воскресенско-Покровского монастыря. И не только пела, но с монашками и сено убирала, и коров доила, и лошадей пасла. Одним словом – жила монастырской жизнью. И когда монастырь разоряли, а обитателей разогнали по ссылкам и лагерям, в число высланных попала и её сводная сестра - монахиня Надежда Алексеевна (Нянечка). Все тридцатые годы семья ждала ареста.

Биография была «пропуском» не только в ГУЛАГИ, но и к карьерной лестнице, в учебные заведения. И многие ради этого переписывали автобиографии, отрекаясь от родных, от своих корней. Анна Алексеевна не отреклась ни от своих убеждений, ни от связей с обитателями монастыря. Поэтому бегство из Электростали в Муром считаю не опрометчивым, как написала Анна Алексеевна, а адресным. Ибо только у сёстёр по духу она могла найти опору:

«Потом жизнь в Муроме среди сестер-монахинь «Покровки», рождение и детство Сашечки, потом «перевоз» Нянечки на Советскую 35 – это было уже не «стандарт». Сейчас мне 81 год и 5 месяцев – это тоже не стандарт. Нянечка умерла в 78 лет, мама – в 64 года, Варенька – в 29 лет, только папа умер в 83 года. Сейчас я живу хорошо – сил прибавилось после приема лекарств. Днем готовлю, хлопочу, а вечером в своем «кабинете» - чулане читаю большей частью. Дальше – что Бог даст!»

С перестройкой родилось понятие «новые русские», которые мораль возвели в ранг архаизма. Мне повезло общаться с «бывшими», учиться у них. Они не «казались», а «были»; не кичились своим происхождением, богатством, а отдавали себя полностью служению народу, конкретным людям. Мне сложно было бы представить её на поприще хозяйственника в пропитанное идеологией время, если бы сам не попадал в такие ситуации. Совмещать творческую работу с поисками гвоздей, олифы, дров и другими организационными вопросами сложно, но у неё хватило сил на самый трудный, организационный период с 1943 до 1948 года. Такой в моей памяти осталась Анна Алексеевна. И о деле, которому она отдала свою жизнь, читаю дневниковую запись от 27 января 1982 года:

«… и дело не умерло, а так разрослось. И это дает такое полное счастье и сознание, что жизнь прожита не зря. Свои выступления не записываю совсем, а делаю их по «методу» Чайковского – на ходу. Иду с Лапкой по магазинам, в Окский сад и думаю: что, как, и о чем буду говорить. Сегодня третий день председательствую на переаттестации педагогов, завтра предложено выступить на открытом партийном собрании, хотят мне поручить провести контрольную для педагогов-теоретиков. И так приятно быть среди своего коллектива уже 39 лет и чувствовать, что еще нужна».

Эпилог

LeninDlokadn.h2.gl6 - 22

 

ФОТО: Пианистка Епанчина А.А. среди участников спектакля "Слава" по пьесе В.Гусева в муромском Доме офицеров. Май 1947 г. Стоит вторая справа.

Человек живёт в памяти людей, пока живы результаты его дел. Не героическое прошлое и профессиональные качества Анны Алексеевны заставили и меня ещё раз вспомнить о встречах с ней, копаться в архивах и приставать с вопросами к её ученикам. А умение даже из самых безвыходных ситуаций выходить с душой человека, неправдоподобной честностью, благородством, обаянием. И умением делиться наследием богатства духа и души со своими учениками. Многие, даже которые не были её учениками, но бщались с ней, как Володина Е.Е., считают и её своим учителем. И не как икону, а как образец настоящего Учителя передают опыт её работы своим ученикам. Дневниковая запись от 21 сентября 1994 года.

«Обычно люди говорят, что раньше, в прошедшей жизни, им было гораздо лучше, легче, приятней и счастливее, а вот теперь так тяжко и нудно. А я всегда находила, что данный момент моей жизни самый интересный и счастливый. И что раньше было хуже и неинтереснее. И когда наступало новое время, то это «счастливое» прошлое становилось опять неинтересным, а вот теперь – самое лучшее! Вероятно, это очень редкая и счастливая черта характера, так как у других я ее не встречала. Вот и теперь в 81 год мне опять кажется, что это лучшее время моей жизни, такой длинной в прошлом, и которой, вероятно, осталось очень мало впереди».

После таких слов не могу не дополнить портрет Анны Алексеевны стихотворением друга семьи, преподавателя музыкального училища имени Гнесиных Зинаиды Петровны Давыдовой, написанном к 70-летию Анны Алексеевны. Она же рисовала портрет с фотографии.

LeninDlokadn.h2.gl6Я горжусь одной фотографией. Есть в ней что-то от старины.
Я любуюсь спокойным профилем, благородным наклоном спины.
Мне так дороги эти клавиши, эти руки, что трогают их,
эти контуры, сдержанно-плавные, это темное платье и главное
этот звук: победительно – тих.

Поколенья героев за этим - русской славы и гордость, и честь.
Все, чем мы еще дышим и светим, перед чем и продажность, и лесть,
и угрозы, и пошлость бессильны, все, чем были добры и обильны,
так, что думали: нам и не счесть.

В этих мягких, чуть видимых складках, в волосах, прямых, на пробор,
я пытаюсь найти разгадку красоты и умения в схватке
силам мрака давать отпор.
И годами горение сердца сохранять, и дарить другим
вдохновенье, с которым верится в неизбежность высокой верности,
в неподкупность ее слуги.

В непустячность служения доброму и прекрасному, в слово, в звук
и во все, что трудами добыто этих тронувших клавиши рук.

З. П. Давыдова 24 октября 1983 года. г.Москва

Анна Алексеевна родилась накануне Первой Мировой войны, по новому стилю 8 августа 1913 года, ушла из жизни накануне перестройки 19 мая 1995 года. «Интересным временем» назвал период перестройки Николай Сергеевич Крылов, посвятивший последние годы жизни сбору материалов о знаменитых земляках. Значимость и ценность архивов, семейных реликвий приходит с годами. 21 августа 1998 года уйдёт из жизни и её сын Александр Александрович. Дневниковые записи Анны Алексеевны и краеведческий архив её сына, благодаря невестке, Нине Сергеевне Епанчиной, живы по сей день. Благодаря её стараниям небольшими тиражами опубликованы «Воспоминания», «Господь поставил меня собирателем», «Топонимика Мурома и его окрестностей». Архивные материалы пригодились для музейного уголка в классе, где Анна Алексеевна преподавала теорию. Решение Совета народных депутатов округа Муром № 203, о присвоении музыкальной школе № 1 имя Епанчиной А.А., было принято 29.04.2003 г. В 2011 году музыкальную школу переименовали в детскую школу искусств.

В феврале 1944 года она начинала с двух стареньких роялей, сейчас инструменты в каждом классе. Она с трудом находила педагогов, в 2017 году в школе 17 специальностей, 27 преподавателей, 3 аккомпаниатора. До перестройки школа разрослась до восьми филиалов, и специалистов было больше. В 1968 году филиал на Вербовском стал самостоятельной школой, а с перестройкой ушли в историю филиалы в сельской местности. Страна успела торжественно отметить 73-ю годовщину Октябрьской революции, школа имени А.А.Епанчиной перешагнула 74-й рубеж.

В 90-е годы не было денег на зарплату, но благодаря энтузиастам, вместе с Анной Алексеевной, занятия в школе продолжались. В январе 1976 года А.Е.Усов по состоянию здоровья оставил пост директора, его кресло занял Булкин Константин Николаевич. Преемником Булкина К.Н., ставшего директором музыкальной школы Танеева во Владимире, с 1978 по 2002 год был Чегодаев Вячеслав Леонидович. И на его директорство пришлись очень сложные годы, но школа выжила. А на вопрос Анны Алексеевны: «Почему маленькие дети бегут ко мне, ласкаются…?» - ответ прост. Детей тянет к тому, кто их может защитить, одарить добрым словом, ласковым взглядом, поделиться теплотой души и научить конкретному делу.

LeninDlokadn.h2.gl6-9LeninDlokadn.h2.gl6-10LeninDlokadn.h2.gl6-11LeninDlokadn.h2.gl6-12ФОТО Выпускники

Продолжение следует

Источники: Епанчина А.А. «Воспоминания» Муром 2003., Антонова Н.Д. «Муромский Моцарт» «Уваровские чтения» МИХМ 2013.
Уточнения помогали вносить: Епанчина Н.С., Прижилова Е.Н., Антонова Н.Д., Пронь Л.В., педагоги детской школы искусств № 1.
Фото: автора, из архивов Епанчиной Н.С., Е.С.Нуждиной, Детской школы искусств № 1 и Муромского историко-художественного музея.

Иван Васильевич Костин

Прочитано 1225 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Наши друзья

Teatr Frant Murom

Nash krai

jaropolch

0book33

Рейтинг@Mail.ru


 
doroga domoi